Vinum
18plus

Добро пожаловать на сайт сети винотек Vinum. Пожалуйста, подтвердите свое совершеннолетие для доступа к материалам сайта.

Мне исполнилось 18 лет

Сайт содержит информацию для лиц совершеннолетнего возраста. Сведения, размещенные на сайте, не являются рекламой, носят исключительно информационный характер, предназначены только для личного использования.

Наследие Леонильдо Пьеропана: великое соаве и элегантное амароне

Large ns pieropan041618 1600 1552148244
9 марта

Хозяйство Pieropan, расположенное в городке Соаве, — один из самых выдающихся и признанных критиками производителей вина в Италии. Знаменитое белое вино, получившее свое название от города, здесь делают с начала XX века, и все соаве Пьеропана - от Soave Classico до двух знаковых вин с отдельных виноградников Calvarino и La Rocca - считаются лучшими в этой винодельческой зоне.

В течение многих лет хозяйством управлял легендарный Леонильдо Пьеропан.  В те времена, когда большинство в регионе предпочитало делать простые и недорогие версии соаве, он, наряду с еще несколькими производителями, сохранил репутацию этого вина как одного из лучших белых Италии, которое способно развиваться десятилетиями. К сожалению, в 2018 году Леонильдо Пьеропан скончался в возрасте 71 года, сделав 50 урожаев на семейной винодельне. Сейчас его сыновья, Андреа и Дарио, продолжают с увлечением и страстью дело отца, работая не только с белыми сортами, но выпуская также традиционные красные вина региона — вальполичелу и амароне.

В феврале 2019 года Андреа Пьеропан дал небольшое интервью журналисту Forbes Тому Хайленду.

Какие для вас самые важные воспоминания об отце? Мне кажется, вы можете говорить о нем и 20 минут, и 20 часов.

Я могу говорить об отце не только 20 минут, но и 20 лет. Я наблюдал, как мой отец работал на винодельне, он ведь всю свою жизнь провел, работая в погребе. Я помню, как он всегда на 100 процентов сосредотачивался на том, что делал. Не важно, варил ли он для нас кофе после обеда, или планировал очередной розлив вина. Так что это, наверное, самое лучшее воспоминание об отце: он всегда полностью отдавал себя тому, что делал, обращая внимание на каждую деталь. 

Он всегда работал. Даже в свои последние дни, когда уже болел, он делал то же, что и раньше, например, следил за ферментацией. Интересовался, как там вино, как виноградники? Вот что я вспоминаю о своем отце.

Расскажите про два отдельных виноградника, с которых вы делаете соаве, Кальварино и Ля Рокка. Как появились на свет эти два вина?

До того, как мой отец стал производителем вина, он был виноградарем.  Он всю жизнь занимался высадкой новых виноградников и значительно расширил хозяйство, которое унаследовал, до тех размеров, которые мы имеем сегодня. Отец начал в 1967 году, после того, как закончил учебу в Конельяно.

В какой-то момент у него появилась возможность купить виноградник рядом с замком Соаве, это Ля Рокка. Он сразу понял, что почва на участке совершенно отличается от Кальварино, на Ля Рокка — глина и меловой известняк, на Кальварино почвы вулканические.  И что этот виноградник даст великое вино.

Пару винтажей он ферментировал виноград с Ля Рокка так же, как с Кальварино, в цементных чанах. Но после урожаев 1976 и 1977 года он понял, что характер этого вина настолько иной, чем у Кальварино, что нужно ферментировать и выдерживать его совершенно по-другому, так, как в то время в Соаве никто не делал.

Он стал выдерживать Ля Рокка в дубе, не так ли?

Надо понимать, что это было в конце 70-х, много лет назад. Да, он решил ферментировать и выдерживать вино в дубе, но не в барриках, а в больших ботти. А с 1993 года он стал использовать бочки среднего размера, то есть выдерживал вино и в больших ботти в 2000 литров, и в тонно объемом 500 литров.

Так что с 1978 года отец стал делать вино, которое выпускалось на рынок не сразу, поскольку выдержка в дубе требует времени. Он решил, что его следует продавать через две года после урожая. Это была настоящая революция, потому что мало кто в Италии тогда мог себе представить, что белое вино может выдерживаться в дубе и выпускаться в продажу через два года. В стране, где 1 января мы уже обычно пили белое вино прошедшего года урожая, появилось плотное, золотистое вино, ферментированное и выдержанное в дубе.

Было ли такое вино понято и принято сразу?

Лет через 15-20 оно стало популярным в других странах, и только потом было признано и востребовано в Италии, став лучшим белым вином года по версии Gambero Rosso. Итальянские винные журналы начали писать о Ля Рокка в начале 1990-х, критики пересмотрели свое отношение к вину, заново оценили его. 

Напомню, что в то время лучшими итальянскими белыми считались вина, сделанные из международных сортов. Я имею в виду шардоне Gaja & Rey. Или Vintage Tunina, в котором большой процент совиньона блан. Или Terre Alte от Livio Felluga, которое в то время тоже было преимущественно из совиньона блан. Так что идея делать великое белое вино из местных сортов была совершенно уникальной. Можете представить, какой вызов бросил мой отец винному сообществу.

В последнее время вы начали делать красные вина, в том числе амароне. Расскажите об этих винах.

По моему мнению, амароне, сделанный в переспелом, сладком стиле, не лучшим образом представляет эту категорию вина. Очевидно, что не все 8000 гектаров виноградников в зоне Вальполичела дают нам возможность делать элегантные образцы амароне. Только на лучших участках виноград набирает достаточно сахара для того, чтобы вино было насыщенным, и сохраняет достаточно кислотности, чтобы быть элегантным. А я думаю, что хорошее амароне - это вино, которое должно быть богатым и сложным, и в то же время очень тонкими элегантным.  Наше амароне представляет именно этот стиль. Это живое, чистое, интересное в аромате и вкусе вино, не сладкое, не слишком мощное во вкусе и очень элегантное.



По материалам forbes.com

    9 марта 2019